7 April, 2012 | 17:34

Формула-1. Впечатления от поездки на болиде Renault.

Удивительно, но с заведенным двигателем вибраций на корпусе почти нет. Трогаюсь как можно аккуратнее, как учили, но все равно получается только раза с третьего. Нет, я не глох — с системой Antistall, размыкающей сцепление при опасности остановки двигателя, это почти невозможно. Но приходилось выжимать сцепление и начинать все заново. Сложность даже не в том, что мотор плохо тянет «снизу»: просто холостые обороты здесь — аж 2500 — 2700 об/мин. Сцепление — трехдисковое, композитное. А первая передача «простирается» до 112 км/ч! Попробуйте тронуться на тюнинговой машине с керамическим сцеплением с третьей передачи... Худо-бедно поехал. Вписываюсь в 90-градусный поворот на выезде с питлейна, нажимаю на газ и... Только что Dallara была комфортной паинькой — и вот за спиной проснулся дикий зверь. Новая машина похудела до 610 кг — она всего на 30 — 40 кг тяжелее, чем Формула-1. На F1 я не ездил, зато помню, что даже на самом быстром суперкаре разгон рано или поздно «отпускает» — после 150 или 200 км/ч машина упирается в воздух всей лобовой площадью, дышать становится легче, а желудок отлипает от спины. Здесь — нет! Только я успеваю ответить на моргание лампочек в верхней части руля нажатием правого подрулевого рычажка, как все начинается снова — на третьей, четвертой, пятой.... Но сильных ударов при переключении передач нет, хотя педаль газа в этот момент также в полу. Автодром Motorland Aragon для этой машины, у которой на тонну веса с учетом моих 85 кг приходится около 750 л.с., превращается в один сплошной поворот. Здесь большой перепад высот — кое-где надо начинать тормозить, еще не видя за перегибом поворот. Ориентируюсь на черные следы, отмечающие «зоны торможения», но все равно торможу безумно рано. В шпильках руль не требует перехвата, а на редких прямиках уже кажется, что рулевой привод слишком острый — миллиметрового движения достаточно для «переставки» в несколько метров. Расслабиться невозможно! При этом усилие на баранке — вполне «земное», четкого «нуля» у нее нет, зато в поворотах рост реактивного действия совершенно логичен. Перед выездом шины были прогреты грелками, поэтому сразу пытаюсь нащупать предел машины. А его... будто нет! Что в медленных поворотах, что в скоростных виражах явно можно ехать быстрее раза в полтора — я по-хулигански докручиваю руль внутрь, а машина с готовностью .уходит на более крутую траекторию. Хотя вестибулярный аппарат уже не кричит, а орет: сейчас сорвемся, брат, я в таких больших боковых ускорениях уже ничего не понимаю! Вылетел я в пятнадцатом повороте. Точнее, что еще позорнее, уже после него. Впереди была километровая прямая, а в теории на самой «длинной» из имеющихся в каталоге Renault Sport шестых передач (ряд, за исключением первой передачи, можно менять под конкретную трассу) машина может разогнаться до максимальных 280 км/ч. Мыслями я был уже на «максималке» — и на второй передаче нажал газ чуть раньше и чуть резче, чем надо было. Мяукнуть не успел, как уже летел поперек полосы безопасности! Которая, конечно, именно здесь оказалась не асфальтовой, а грунтовой: клочки травы, щебень и песок летят в кокпит, салютую моему позору... Первая мысль — все. Сломал. Вторая, к счастью, появилась без задержки, пока машина еще скользила боком: отпусти тормоз! Отпустил, отрулил и — о счастье! — задом выкатился на асфальт. Спасибо «антиглоху»: мотор работает как ни в чем не бывало. Продолжаем? Увы, нет. В полдисплея мигает желтое поле: недостаточное давление в пневмосистеме. Таки сломал... Медленно, осторожно, на малых оборотах качу в боксы. Механики не говорят ничего. Молча заталкивают в боксы, молча осматривают подвеску, пылесосят от щебня пазухи перед радиаторами. А в глазах читается: парень, это наша единственная машина, наша ласточка, а ты уже на первом круге — и косить траву... Знаю, ребята. Самому стыдно. Еще один круг мне проехать дали, но вспомнить о нем уже нечего. Нога сама отказывалась нажимать на газ. Однако обиднее всего стало, когда я узнал, что можно было ехать дальше: давление в пневмосистеме упало, пока я повторно трогался с места, а стоило проехать несколько секунд на высоких оборотах, и компрессор вернул бы статус-кво. Но что такое даже три круга? За это время шины и композитные тормоза только прогреваются до рабочей температуры. Впрочем, для меня это все равно событие. Я успел почувствовать, что гоночная «формула» — это очень быстро, но вовсе не так страшно. Если у тебя есть голова на плечах, а здоровье позволяет хотя бы подняться бегом по длинной лестнице, ты справишься. Да, чтобы штамповать круги на протяжении 45 минут каждой из 17 гонок Формулы Renault 3.5, организм нужно готовить. Но, перефразируя Энди Уорхолла, каждый имеет право на свои три круга за рулем «формулы». Качественный металлический прокат. высокая надежность и универсальность в использовании. Посетите сайт www.chermet.com